Вы просматриваете Главная > Архитектура, История, История и культура > Услада императора

Услада императора

К началу ІІ века нашей эры Римская империя расширялась до своих максимальных границ, и казалось утвердилась навечно.

Это было время ее наивысшей мощи и экономического расцвета, самых значительных достижений в римской архитектуре и инженерном деле. Выдающийся памятник той славной эпохи – вилла императора Андриана, внесенная в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Должно быть, по этой древней дороге, вдоль высоких стен виллы, в конце каждого дня мчался всадник со свежими новостями из Рима. У павильона парадного входа (который сейчас условно называют Вестибюлем) его встречала стража, рабы принимали коня. Прибывший спешил через тенистый сад — мимо величественного дворца, розовый мрамор стен которого отражал золото вечернего солнца, — в огромный замкнутый портик с широким бассейном. Здесь, среди фигурно подстриженных лавров и белых колоннад, в этот закатный час после долгого обеда прогуливался, беседуя с учеными мужами, император Адриан — высокий немолодой человек с аккуратной бородой на греческий манер и в тоге с пурпурной каймой.

Последние годы жизни император, не любивший столицу из-за напряженных отношений с сенатом, проводил на своей вилле возле Тибура (теперь на его месте город Тиволи), в 27 километрах от Рима, отсюда управляя страной. Это место Адриан выбрал не только за красивые пейзажи и здоровый климат: в отличие от Рима, население которого к тому времени насчитывало около миллиона человек, здесь было где развернуться. Современники императора называли виллу одним из чудес света. Теперь же, почти две тысячи лет спустя, чтобы представить, как проходил здесь день владыки Римской империи и как выглядела сама вилла, потребуется богатая фантазия.

От Олимпа до Аида

Современный посетитель, пройдя через рощу старых серебристых олив и проем во внушительной стене, окружающей резиденцию Адриана, оказывается в том самом портике — Пойкиле. Правда, и от портика, и от Вестибюля остались лишь фундаменты. Зато теперь отсюда хорошо видны разбросанные среди кипарисов, пиний и цветущих олеандров руины многочисленных построек — всего их здесь более трех десятков. Не так просто угадать в этих суровых остатках кирпичных и туфовых сооружений былую роскошь, подобавшую владыке огромной империи. Однако большой макет гипотетической реконструкции виллы, расположенный при входе на музейную территорию, дает представление о грандиозности комплекса, который в начале II века был создан, как говорят, по проекту самого императора.

Адриан большую часть своего 22-летнего правления провел вдали от Вечного города — в военных походах или инспекторских поездках по провинциям империи. Он много строил в провинциях — и немало идей почерпнул в тамошней архитектуре. В своем имении Адриан пожелал воспроизвести многое из того, что поразило его воображение в других землях, и прежде всего знаменитые места Греции, к которой он питал особое пристрастие. Как сообщают античные авторы, император устроил на вилле копии афинских Академии и Ликея, прославленного Пестрого портика — Стоя Пойкиле, где собирались философы-стоики, египетского святилища Сераписа, воспроизвел в миниатюре Темпейскую долину, лежащую между горами Олимп и Осса и знаменитую своей красотой, и даже воссоздал «подземное царство». Правда, как выглядела и где находилась «копия» загробного мира, достоверно неизвестно.

Ученые, исследовавшие виллу, старались связать найденные объекты с упоминаниями в античных источниках, что породило немало фантастических предположений. Большинство применяемых ныне названий придумано архитектором Пирро Лигорио в XVI веке. Они используются по традиции, чтобы избежать путаницы, возникающей при переименовании.

К сожалению, почтенный возраст сильно сказался на облике резиденции Адриана. После падения империи виллу усердно разоряли пришлые остготы и местные жители, римские папы и епископы, итальянская знать и английские аристократы. За 15 столетий было расхищено большинство статуй, рельефов и мозаик, вся мраморная облицовка стен была снята и отчасти пошла на отделку ренессансных вилл, но в основном ее просто пережгли на известь в Средние века.

Здесь никогда не велось комплексных научных раскопок. Столетиями на вилле рылись охотники за сокровищами, отправлявшие все драгоценные находки в частные коллекции. Многое в итоге оказалось рассеяно по миру, многое бесследно утрачено. Некоторые из находок сейчас можно увидеть в музейном здании, а в разных местах на территории виллы расположены копии античных статуй.

Со времен Ренессанса эти руины очаровывали архитекторов и художников, которые отправлялись сюда в поисках вдохновения, обмеряли и зарисовывали здания, пытаясь разгадать секреты древних строителей. Виллу Адриана изучали Андреа Палладио, Рафаэль, Микеланджело, Леонардо да Винчи, Франческо Борромини, Джованни Баттиста Пиранези, Джакомо Кваренги и многие другие. Для итальянской знати она послужила образцом парадной архитектуры в эпоху Возрождения. Не случайно одна из первых ренессансных вилл, принадлежавшая семейству д’Эсте, появилась неподалеку отсюда, в Тиволи, — и была украшена многим из того, что некогда услаждало взор императора.

Золотой век римского зодчества

Эпоха правления Адриана совпала со временем наивысшего расцвета архитектуры Древнего Рима. Достижения античных строителей и инженеров в полной мере воплотились в резиденции этого императора. Прототипами подобных вилл послужили огромные дворцы эллинистических владык. Римляне, завоевав Грецию, были покорены величием и красотой искусства Эллады — римская аристократия принялась копировать эллинистические дворцы, и тогда же зародилась страсть к загородным виллам. Каждый из императоров возводил для себя новый великолепный дворец в столице или неподалеку от нее.

В таких резиденциях роскошь была выражением богатства и могущества владельца. Вилла Адриана — одно из самых ярких воплощений этой идеи: ее обширность (более 120 гектаров) говорит сама за себя, как и сложность рельефа, обилие и разнообразие сооружений, причудливые формы и грандиозность зданий. Здесь можно бродить целый день — и все же обойти далеко не всю территорию, которую когда-то занимали владения императора.

Строительство своей резиденции Адриан начал вскоре после прихода к власти и продолжал с перерывами почти 20 лет. Здесь правитель предусмотрел, кажется, все, что было необходимо ему для работы и отдыха. Помимо обширного дворца, включавшего множество залов, внутренний сад с фонтанами, летние и зимние столовые — триклинии, на вилле было несколько зданий терм, греческая и латинская библиотеки, стадион, палестра для гимнастических упражнений, портики для прогулок, театры, храмы и святилища, сады и бассейны, разнообразные здания для гостей императора, чиновников, преторианских гвардейцев и, конечно, многочисленных рабов.

Здесь существовала целая система подземных ходов для обслуживающего персонала. Сохранилось и несколько криптопортиков — закрытых сводчатых галерей, освещавшихся через отверстия в сводах. По таким галереям гости и хозяева переходили из одного здания в другое, укрываясь от палящего солнца и пыли.

Вилла поражала гостей великолепием и утонченностью декора. Большинство зданий и павильонов были изнутри и снаружи облицованы драгоценным мрамором разных оттенков — по рядам отверстий от бронзовых гвоздей легко понять, что мраморные плиты покрывали стены до самого потолка. Своды и ниши украшались мозаиками из камня и стекла, фресками и лепниной, полы были выложены мозаикой из мрамора — остатки этого декора до сих пор можно увидеть во многих помещениях. Огромные залы и небольшие комнаты, лестницы и террасы, подземные галереи и даже туалеты — все было отделано одинаково роскошно. Сотни статуй, в нишах или просто под открытым небом, мраморные рельефы и скульптурные фризы, изысканная мебель, живопись и первоклассные предметы искусства — все производило незабываемое впечатление.

Виды на каждом шагу открывались неожиданные и поразительные. Все было задумано так, чтобы изумлять гостей, и это чувствуется даже сегодня. Повсюду к отдыху располагали укромные внутренние сады, портики, живо-писные уголки огромного парка со множеством павильонов, отражавшихся в водоемах. Обилие текущей воды тоже было признаком богатства и роскоши. По акведуку с гор доставлялась чистая вода, снабжавшая бесчисленные фонтаны, нимфеи, бассейны, а также термы. Наряду с роскошью одним из приоритетов здесь была безопасность владельца. Легко заметить, что вилла построена как крепость, окруженная мощными стенами. У всех ворот, у входа во дворец и в других местах покой Адриана стерегли преторианские гвардейцы.

Дни пиров и развлечений

Копия Стой Пойкиле, куда попадает входящий на виллу посетитель, — один из немногих объектов, который исследователи идентифицируют с уверенностью. Прямоугольный бассейн некогда был окружен украшенными живописью двусторонними портиками: во всякое время дня одна сторона каждого портика освещалась солнцем, а другая была в тени, что позволяло прогуливаться по ним в любой сезон. Отсюда хорошо видны руины императорского дворца — целый комплекс построек, центральное место в котором занимал обширный закрытый сад с бассейном и фонтанами, аналог традиционного для римского дома внутреннего двора — перистиля.

В этом саду был устроен типичный для виллы открытый триклиний. Глядя на остатки колонн и фундаментов, не так легко представить себе роскошь этой летней столовой, когда-то увитой розами или виноградом. Здесь стояли большие круглые столы, каждый из которых окаймляло полукруглое ложе, покрытое коврами и подушками. На таком ложе помещалось несколько полулежащих человек. В обеденные часы здесь сновало множество рабов, принося и унося большие серебряные или золотые блюда с кушаньями (иметь золотую посуду дозволялось только императору) , хрустальные чаши, напитки, корзины с хлебом, сосуды с водой для освежения рук. Слуги разливали вино, нарезали мясо, пробовали еду; молодые рабы сидели у ног хозяев, чтобы исполнять их приказания и забавлять присутствующих шутками. Такие обеды, со множеством перемен изысканных блюд, музыкой, застольными беседами и даже театральными представлениями, могли продолжаться часами.

Отсюда после обильной трапезы можно было отправиться на неспешную прогулку под сенью портиков либо перейти в анфиладу высоких залов Зимнего дворца (в холодное время года он отапливался горячим воздухом). Нередко хозяева и гости посвящали вечер «культурной программе», отправляясь к отдаленным уголкам имения в удобных повозках или в носилках на плечах крепких рабов — например, смотреть гладиаторские бои, представление в греческом или латинском театре либо скачки на ипподроме. А ночами император, увлекавшийся астрологией, возможно, поднимался на трехэтажную башню в одной из библиотек, чтобы наблюдать звездное небо.

Римскую виллу невозможно представить без бани — и здесь было несколько зданий терм. Роскошно украшенные Малые термы, поблизости от дворца, предназначались для знати, Большие же, судя по скромности отделки, — для слуг и стражи. Большие термы, сохранившиеся лучше других, недавно обрели новую жизнь: уже несколько лет в них проводится международный театрально-музыкальный фестиваль.

Памятник любви Адриана

Несомненно, на вилле были и уголки, где император мог остаться наедине с собой. Некоторые исследователи считают, что одним из таких мест был Морской театр, название которому дали найденные здесь барельефы с тритонами и нереидами. Этот павильон, защищенный кольцом высоких глухих стен, расположен недалеко от дворца. На идеально круглом острове, окаймленном кольцевым каналом с колоннадой, сохранились развалины загадочной постройки — возможно, это была студия, где Адриан посвящал время творчеству. Император, высоко ценивший философию и искусство, сам нередко занимался живописью, музыкой, архитектурой или сочинял книги, в которых прославлял собственные деяния.

Внимание посетителей непременно привлекает еще одно из самых впечатляющих сооружений виллы — Каноп, раскинувшийся к югу от дворца и терм. Император построил его в память о своем любимце Антиное, греческом юноше необычайной красоты, и счастливом времени, проведенном с ним в египетском городе Канопе в дельте Нила. В130 году Антиной утонул в Ниле — по одним предположениям, это был несчастный случай, по другим — самоубийство, а может быть, и жертвенная смерть. Адриан, безутешно страдавший после гибели возлюбленного, создал своеобразный мемориал, изображавший Каноп со знаменитым святилищем бога Серапи-са. Бассейн длиной 119 метров, окруженный изящной колоннадой со статуями кариатид и силенов, символизировал канал, соединявший город Каноп с Александрией. Возле водоема сохранились развалины небольшого храма, посвященного Антиною-Серапису, культ которого император учредил после смерти молодого красавца. В апсиде храма помещалась статуя Антиноя — одно из многих изображений обожествленного юноши, найденных на вилле.

Быть может, порой на исходе дня утомленный трудами и развлечениями император отправлялся именно сюда, к белым колоннам и статуям Канопа. Царственно украшенная лодка несла его по безмятежной водной глади к святилищу юности и любви. И хотя с тех пор минуло 19 столетий, даже сейчас в этом месте мы можем ощутить отблеск величия давно угасшей империи и попытаться понять суровую и поэтичную душу древних римлян.

Досье

Публии Элии Адриан (76-138 н. э.) — римский император (со 117 года) из династии Антонинов, родом из Италики (Южная Испания). Его предшественник император Траян, женивший Адриана на своей внучатой племяннице Сабине, усыновил его перед смертью и объявил наследником. До этого Адриан принимал участие в Дакийской и Парфянской войнах, был консулом и наместником в Паннонии и Сирии. Адриан отказался от завоевательной политики Траяна, завершил Парфянскую войну; укреплял границы, в продолжительных поездках инспектировал провинции. Он ослабил влияние сената, провел ряд реформ, снизил налоги; вел интенсивную строительную деятельность по всей империи, способствовал развитию искусства и философии.

Обсуждение закрыто.