Вы просматриваете Главная > Города Италии > Фриули Венеция Джулия – тайный сад Италии

Фриули Венеция Джулия – тайный сад Италии

Ее называют конспектом всех земных красот. А из-за длинного, незапоминающегося названия это самый «нераскрученный», с точки зрения туристического маркетинга, регион. И даже для самих итальянцев это малоизвестный уголок Италии.

Добро пожаловать в регион трех границ! Возьмите с собой три разговорника: итальянский, словенский и немецкий. Освежите в памяти английский. Даже если у вас школьный уровень, его хватит для общения в ресторанах и гостини­цах. Не пользуйтесь меню на русском языке. И расслабь­тесь: здесь очень низкий уровень преступности. Что посмотреть тому, кто уже объездил всю Италию и любит интеллектуальный туризм?

ТРИЕСТ

Столицу региона, прежде всего. Некоторые историки утверждают, что Триест получил свое имя от латинского выражения «перестроенный три раза». По другой версии, наиболее распространенной, — от слова Тергесте (Терджестео), которое переводится как «торговый город» с одного из древ­них индоевропейских языков, предположительно славянской семьи. В корне слова «терг» нам слышится «торг» — площадь, рынок. А суффикс «есте» пере­водится как «город» с диалекта региона Венето.

Римский император Октавиан Август возвел вокруг Триеста городские стены еще в 33 году до нашей эры и соорудил порт для приема судов. Город активно развивался, но, несмотря на это, оказался со временем в тени Аквилеи — северного Рима империи. Могущество близлежащей Венеции и ее аппетиты не обошли Триест, и в 13 веке венецианцы устанавливают здесь своего крылатого льва. Горожан это не обрадовало, и они, попросив помощи у Габсбургов в 1382 году, присягнули им на верность.

С момента этого исторического события и до 20 века Триест входит в состав Австро-Венгерской империи. Австрия удачно использует выгодное положение города на море, особенно начиная с 18 века, объявив его сво­бодным портом (порто-франко). Торговля процветает. Население растет, в первую очередь за счет греков, сербов и евреев, знающих торговое дело. Триест был активно связан коммерческими делами и с Одессой. Именно из Триеста прибыл в Одессу Иван Ризнич, негоциант сербского происхожде­ния, с женой Амалией. Ею был увлечен Пушкин в Одессе, ей посвятил он ряд стихов и несколько строф в романе «Евгений Онегин». Посмотрев город, обратите свое внимание на ближайшие замки.

ЗАМОК МИРАМАРЕ

Сам замок и парк вокруг него являются наибо­лее удачным сочетанием архитектуры Средиземноморья и европейского севера. Этот факт привлекает в Триест и тех, кто изучает историю и искусство Италии, и, разумеется, туристов.

Перенесемся в 1855 год. Макси­милиан Габсбургский, младший брат императора Франца-Иосифа, загора­ется идеей построить дом на скалистом берегу Триестинского залива. Для этой цели был выбран венский архитектор Карл Юнкер. Так на мысе, устремив­шемся в море, возник замок в неосредневековом стиле. В замке Максимилиан поселился со своей женой — принцес­сой Шарлоттой, дочерью бельгийского короля. История их любви, романти­ческая и трагическая, завораживает гостей замка. Сейчас замок — соб­ственность государства, в нем разме­стился музей.

ЗАМОК ДУИНО

Расположен всего в 17 километрах от Мирамаре. Историческое значение этого места подчеркивают несколько достопримечательностей. Река Тимаво выходит здесь из-под земли, где протекает ее основное русло. Протяженность реки 89 километров, но лишь два километра из них она течет на поверхности. Подземный храм — мистическая пещера, где поклонялись древнему божеству солнца Митре. И, конечно, два замка Дуино.

С этими замками связано множество историй, вымышленных и реаль­ных. Происхождение древней крепости, от которой остались руины, неясно. Ученые предполагают, что это сооружение 8-9 века. Гораздо больше сведе­ний до нас дошло о Новом замке, построенном в конце 14 века капитаном Угоне Дуинским, вассалом принцев Габсбургских из Австрии.

Строители замка включили в конструкцию и римскую сторожевую башню, служившую во времена Великой империи надзорным постом над водами Северной Адриатики. Замок переходил из рук в руки знатных семей, среди которых род Хофер фон Хоэнфельс (Hofer von Hohenfels), породнившийся с родом Турн-Валсассина (Thurn-Valsassina). Впоследствии эта ветвь сплета­ется с родом Турн унд Таксис (Thurn und Taxis), потомки которых до сих пор владеют замком Дуино.

Поразительная красота пейзажей вокруг замка во все времена привле­кала творческие личности: композиторов и поэтов, писателей и художников. Им покровительствовала принцесса Мария фон Турн-унд-Таксис. Среди гостей замка бывали Франц Лист и австрийский поэт чешского происхож­дения Райнер Мария Рильке, друг Марины Цветаевой и Бориса Пастернака, большой поклонник Льва Толстого. Во время своего пребывания в замке в 1912 году поэт начал сочинять свои прекрасные «Дуинские элегии» — один из наиболее ярких литературных шедевров двадцатого столетия.

КОГДА ЛУЧШЕ ПРИЕХАТЬ?

Конечно, в октябре — на всемирно известную парусную регату «Барколана». Залив Гольфо ди Триесте, благодаря своим очертаниям, выглядит как насто­ящий стадион для парусников. Сходство со стадионом усиливает полу­круг карстового берега, обрамляющий залив. И в этом идеальном месте с 1969 года ежегодно проводится вышеназванная знаменитая регата. Изначально она была организована по инициативе яхт-клуба Velica Barcola е Grignano как мероприятие, завершающее парусный сезон. Со временем, благодаря усилиям городских властей и энтузиастов парусного спорта, «Барколана» стала одной из самых посещаемых регат в мире. В последние годы количество участников доходило и превосходило две тысячи судов!

Это объясняется тем, что любой любитель паруса может на своем суде­нышке встать на стартовую линию вместе с огромными яхтами, управля­емыми профессионалами мирового уровня. И именно эта демократичная открытая формула иногда приносит неожиданные результаты на финише и заставляет учащенно биться сердца и зрителей, и участников. Но основная притягательность «Барколаны» — в атмосфере праздника, царящей в городе. На 10 дней Триест становится бесспорной столицей парусного спорта.

ЧТО УВЕЗТИ ИЗ ТРИЕСТА? КОФЕ!

Конец Республики Венеция в конце XVIII века усилил важность Триестинского порта как основной торговой гавани Австро-Венгерской империи. Здесь сконцентриро­вались главные торговые пути Средиземноморья, некоторые из них были активными с 1719 года — момента создания в Триесте безналоговой зоны (порто-франко).

В первую очередь это сказалось на поставке в империю кофе из основных портов Египта и Турции, куда он прихо­дил из мест произрастания. Как грибы после дождя открывались кофейни. Кофе становится самым желанным напитком. Таким образом, в Триесте и в Европе возникает новая мода, фор­мируются новые вкусы.

Настоящий бум кофемании, как явления, возникает в 19 веке. В Триесте начинает работать кофейная биржа, в активе которой более двух миллио­нов мешков кофе, готового к перера­ботке. Именно в этот период открыва­ются те самые исторические кофейни, в которых так любили бывать Джеймс Джойс и Итало Звево. Знаменитейшие Кафе дельи Спекки (Caffe degli Specchi), Кафе при театре Верди (Caffe del Teatro Verdi), Томмазео (Tommaseo) и Кафе Сан-Марко (Caffe San Marco) — каждое из них хранит свою историю, достой­ную быть услышанной гостями города, и свои оригинальные рецепты, рев­ностно хранящиеся уже более ста лет.

Приехав в Триест, вы побываете не только в Италии, но и в Словении, Сербии, Австрии. Триест также назы­вают Веной, стоящей на море. Но Триест еще не вся Фриули Венеция Джулия. В этом регионе будьте готовы к неожиданным открытиям!

Обсуждение закрыто.